Криптовалюта: гражданско-правовые аспекты


Любая из криптовалют, а цифровые коды может создавать любой человек либо юрлицо, идентифицируется ее создателями, прежде всего, как финансовые инструменты. Но это вовсе не денежные средства, если следовать строго классическому определению денег, которые эмитируются под определенные обязательства центральными финансовыми органами того или иного государства.

Это следует иметь в виду не столько для понимания виртуальной финансовой и экономической природы криптовалют, сколько для соблюдения гражданского и даже уголовного права (чтобы избежать уголовных правонарушений, которые связаны с обращением цифровых валют в тех или иных странах).

Но в действительности цифровыми комбинациями ведется «оплата», как объектов материального мира, так и услуг лишь по договоренности между покупателем и продавцом. Поэтому во многих странах сделки за биткоины не являются актами купли-продажи, а считаются обменными операциями одной ценности на другую, лишь в том случае, когда стороны признают такой договор мены равноценным. Нельзя одну из сторон сделки обязать, чтобы она приняла криптовалюту в качестве законного средства оплаты.


Даже тот пример, который приводят для того, чтобы показать, что критовалюта – это деньги, мол, якобы первая сделка купли-продажи за биткоины, была осуществлена в 2010 году, не совсем корректен. Тогда за 10 тыс. биткоинов, а сейчас это 60 млн. долларов, была заказана пицца. Однако на самом деле, покупка пиццы происходила не напрямую, а владелец криптовалюты, предложил их тому, кто согласился за данное количество цифровых комбинаций купить ему данный пищевой продукт. Поэтому в действительности пицца была приобретена за реальные денежные средства, а потом уже произошел ее обмен на криптовалюту.

«Виртуальная собственность»

Цифровые комбинации входят в сферу гражданского права, в виду того, что они являются объектами собственности, как на вещь или интеллектуальную собственность. В отличие от услуги, на которую не возникает право владения, ограничиваясь правом требования. Таким образом, криптовалюта – это виртуальная, нематериальная вещь или, иначе говоря, квазивещь.

Юридическая концепция собственности подразумевает объектами владения считать либо материальные вещи или интеллектуальные продукты. Криптовалюты, являясь цифровым кодом, не являются ни одним, ни другим. Поэтому, чтобы расширить перечень объектов, которые обладают правом собственности, все чаще в юридической практике употребляется такой термин, как «виртуальная собственность».

Хотя такое определение еще не вошло в законодательные акты гражданско-правовых отношений, однако уже полным ходом идут процессы юридического анализа и разработки норм осуществления права собственности к новым «виртуальным» объектам.

И здесь юристы разделяются на две группы – скептиков и оптимистов. Причем для первых, является сомнительным признание права собственности на криптовалюту ввиду анонимности собственников, высокой волатильности цифровых валют и наличия признаков финансовых пирамид. Другие, напротив, ссылаются на статьи ГК различных стран, где существуют не исчерпывающие перечни благ нематериального характера, что являются собственностью. Например, такие как результаты работ, владение информацией, результаты творческой, интеллектуальной деятельности и прочие нематериальные блага.

Реальная и виртуальная ценность

Отрицать тот факт, что криптовалюты могут обладать ценностью вряд ли продуктивный ход, поскольку они не смотря на то, что виртуальны, имеют свойства объективной ценности. И поэтому цифровые комбинации вполне резонно могут быть отнесены к нематериальным благам, а значит облагаться налогами, учитываться, как активы физ – и юрлиц, быть участниками оборота.

При этом, каждая юрисдикция, как, кстати, сейчас, и происходит, может регулировать деятельность с криптовалютами в соответствии с национальными интересами той или иной страны. Не смотря на то, что цифровые валюты:

  • обладают высокими рисками их использования в преступных целях (в наркоторговле, в террористической деятельности и т.д.), однако на них почти невозможно обратить меры взыскания;
  • криптовалюты нельзя унаследовать (что требует государственной регистрации кошелька и открытия приватного кода доступа);
  • они, как указывалось ранее, имеют высокую степень волатильности;
  • до сих пор не имеются способы их верификации, поэтому неясны в отношении цифровых кодов такие понятия как бесхозность, могут ли они быть объектами находки или считаться кладами и т.д.

Однако это не становится препятствием для того, чтобы криптовалюты имели распространение в мире, развивая в этой сфере целые новые отрасли бизнеса, и вместе с ними развивая новую правовую доктрину «виртуальной собственности».



4- 5,00
192


Ваши отзывы

Регистрация не нужна и email не публикуется


*